Самообладание и мастерство 11 глава

Группу догнал над промежным аэродромом. Самолеты, растянувшись вереницей, прогуливались по кругу, но садиться было некуда. На земле двигались тракторы с валками и укатывали полевую посадочную полосу. Было надо что-то делать. Горючее кончится, и летчики начнут садиться где попало. Рискнул и приземлил машину в нескошенный посев, рядом с тракторами. Выскочив из Самообладание и мастерство 11 глава самолета, спросил у трактористов:

– Где здесь ближний аэродром?

– Тут аэродром только строится, и садиться сюда нельзя, а где другие, не знаем, – услышал в ответ.

Решаю лететь в Махачкалу. Взлетел, покачиванием самолета с крыла на крыло пристроил к для себя группу и довел до Махачкалы. Только А. Камоса не дошел, израсходовав Самообладание и мастерство 11 глава на сто процентов горючее, сел с убранными шасси около строящегося аэродрома, некординально повредив самолет.

Сдав на авиаремонтный завод свои самолеты и устроившись с размещением, в военкомате узнали адресок В. П. Карповича, он долечивался дома после ранения. Нагрянули к нему, Карпович от всей души обрадовался, но чувствовалась у него, в Самообладание и мастерство 11 глава особенности у супруги, какая-то напряженность.

– Ты что-то не рад боевым друзьям? – откровенно спросил у Карповича.

– Ну что ты говоришь? Мы с супругой рады, что не запамятовали. Но усвой верно, мы на данный момент в растерянности: нечем вас угостить. В тылу весь люд живет тяжело, продовольствие по карточкам Самообладание и мастерство 11 глава. И на данный момент в затруднительном положении с продуктами, – застенчиво сказал он.

– Ну, разве это суровый вопрос? На данный момент сходим и купим, что нужно. Средства есть, – успокоили Карповича и направились по магазинам.

Без продуктовых карточек нам, естественно, ничего не удалось приобрести. В магазине, где обслуживались Самообладание и мастерство 11 глава доноры, длительно уговаривали женщин отпустить нам несколько бутылок шампанского.

– Собираемся отметить встречу с раненым на фронте другом, вы нас должны осознать, – дружно уверяли продавщиц.

Ушли мы из магазина с шампанским. А продукты пришлось брать на рынке. За каждый килограмм хлеба либо мяса спекулянты прямо «драли шкуру». Так оставили средства, выплаченные нам за Самообладание и мастерство 11 глава несколько сбитых «юнкерсов» и «мессершмиттов».

После чего похода радостное настроение стремительно испарилось. Мы в первый раз узрели, как тяжело живется в тылу. Захотелось быстрее добраться до места нашего предназначения, получить новые самолеты и опять возвратиться на фронт, уничтожать ненавистного неприятеля, принесшего столько несчастья на нашу землю.

Товарищеский ужин в Самообладание и мастерство 11 глава семье Карповича все-же состоялся. Пожелав ему скорого излечения, мы скоро ушли на аэродром.

Через пару дней прибыл полк. Нашу группу включили в его состав. Для переезда в Баку эскадрилье выделили затрепанный ЗИС. Летчики кое-как устроились в кузове. Старшим к нам был назначен комиссар полка Миша Акимович Погребной Самообладание и мастерство 11 глава.

Этот переезд в Баку чуть не завершился катастрофически. После ночевки в Дербенте путь отклонился в горы, а оттуда выехали к морю через горный перевал.

У водителя практики езды по горным дорогам не было. Сказывалась и неисправность тормозов. Шофер, не беря во внимание рельефа, разгонял машину и резко Самообладание и мастерство 11 глава тормозил на поворотах, переключая коробку скоростей. Семилетний опыт управления автомашиной заставил задуматься меня. Такая поездка в горах могла привести к томным последствиям.

Находясь в кузове, я пристально следил через заднее стекло кабины за действиями шофера. Автомашина на спуске с перевала, идя под уклон, больше набирала скорость. Впереди вырисовывался Самообладание и мастерство 11 глава выступ горы и поворот на право, а левее – глубочайшее ущелье с речкой.

Шофер стал торопливо переключать рычаг коробки скоростей на торможение. Ничего у него не выходило. Тогда, бросив рычаг, он обеими руками вцепился в руль. Обстановка назревала трагическая. Нужно немедля покинуть машину.

– Прыгайте! Всем немедля прыгать! – подал я команду и выбросился Самообладание и мастерство 11 глава на склон.

За мной сразу покинули кузов летчики, за ними Погребной и шофер. Через десяток метров автомашина, переворачиваясь, полетела в ущелье. В пропасть свалились все наши вещички, бочки с горючим и яблоки, приобретенные в горах. Гармошка Искрина, расстегнувшись, издала жалобный прощальный звук и скрылась в глубине ущелья.

Спасение, картина переворачивающейся Самообладание и мастерство 11 глава и падающей в пропасть автомашины, звук гармошки вызвали у сидячих на дороге летчиков совершенно внезапную реакцию. Охая и потирая ушибленные места, все вдруг звучно захохотали. Это был хохот через слезы. Потом поднялись и стали помогать тем, кто пострадал более серьезно.

Подъехавшая легковая автомашина забрала троих с переломами и Самообладание и мастерство 11 глава спустилась к морю, к лазарету. Оттуда была ориентирована полуторка и отвезла нас к докторам. Было надо оглядеть всех, нет ли укрытых травм. Там мы и заночевали.

На последующее утро пошел навестить госпитализированных. М. А. Погребной лежал с забинтованной грудью – у него было сломано два ребра. А. Федоров и Самообладание и мастерство 11 глава В. Шульга отвертелись легкими повреждениями. Погребной очень обрадовался, услышав, что все живые.

Выхожу из лазарета, вижу, стоит большой презентабельный человек. Очень знакомой показалась мне фигура. Подойдя поближе, вызнал Фадеева.

Обнялись. Длительно хлопали друг дружку ладонями по плечам.

– Вадим! Как ты оказался тут?

– Судьба, Саша! Лечился после ранения. Завтра направляюсь в Баку Самообладание и мастерство 11 глава, в некий запасной полк.

– Знаешь что, Вадим. Мы тоже едем в Баку на перевооружение. Вступай в наш полк. Тебя мы знаем, ты знаком с нашими летчиками. А так попадешь непонятно к кому.

– Согласен! Будем вкупе вести войну. Можешь быть спокоен – не подведу. Приеду в Баку и Самообладание и мастерство 11 глава найду ваш полк. А у тебя что с рукою? Почему забинтована?

Я сказал Вадиму о происшествии на дороге. Мы условились, как отыскать друг дружку в Баку.

Нашу часть расположили в городе запасного авиаполка под Баку. Ознакомившись с обстановкой, сообразили, что все планы о скором получении самолетов и возвращении на фронт Самообладание и мастерство 11 глава упали. Перспектива была нерадостная – предстояло ждать боевую технику. Впереди на очереди было несколько «безлошадных» полков, прибывших сюда ранее нас. Они попеременно переучивались с И-16 и «чаек» на Як-1.

Этот принужденный и длительный отрыв от боевых действий обернулся полными драматизма и томными переживаниями в моей судьбе. Пока комиссар части Самообладание и мастерство 11 глава находился на лечении, руководители полка, пользуясь властью, решили вспомнить старенькые споры и практически свести счеты. Они отозвали представление на меня о присвоении звания Героя Русского Союза, приняли и другие меры. Скоро доверительно меня предупредили:

– Александр Иванович, на вас заведено дело по обвинению в нарушении наставлений и инструкций по действиям истребителей. На Самообладание и мастерство 11 глава собрании вы сознайтесь в собственных ошибках и пообещайте больше этого не допускать. Тогда отделаетесь выговором. А то ведь может быть и ужаснее…

Признаться, я и не задумывался раскаиваться в ошибках, которых не совершал.

– Какое же это грех? Я исходил из опыта боевых действий, использовал сам и учил летчиков вести войну Самообладание и мастерство 11 глава тактически заного, а не по устаревшим довоенным документам. Отрешаться я не буду. Уверен, коммунисты полка меня поддержат!

Сообщение меня встряхнуло. Обратиться за помощью было не к кому: М. А. Погребной в лазарете, а понимающие и уважающие меня командиры – на фронте.

Гроза сгущалась с каждым деньком. Мне сказали, что Самообладание и мастерство 11 глава я, решением Заева и Воронцова, без собрания коммунистов исключен из партии и выведен из штатного состава полка. Состояние было подавленное. Позже решил взять себя в руки. Ко мне пришла уверенность, что все встанет на свои места. Самое главное на данный момент – готовиться к будущим боям. И я, уходя к Самообладание и мастерство 11 глава морю, стал более углубленно обдумывать стратегию истребителей. Осмысливая собственный боевой опыт и опыт других летчиков, продумывал новые приемы ведения боевых действий истребителей, которые бы позволили более отлично уничтожать неприятеля в воздухе и на земле.

Понимая, что у меня осталось не много времени, решил отрешиться от текстуального изложения и изображал Самообладание и мастерство 11 глава тактические приемы поиска противника, построение боевых порядков групп истребителей, ведение боя графически, на схемах, с короткими пояснениями. С каждым деньком мой альбом наполнялся. Вырисовывались новые тактические формы ведения боя, в успешном применении которых я был уверен.

Сказать по правде, время от времени обхватывали сомнения: для чего я все это Самообладание и мастерство 11 глава разрабатываю? Получится ли использовать результаты моей работы в боях? Но сознание, что тактические разработки понадобятся моим друзьям, летчикам эскадрильи и полка, помогало преодолеть томные мысли.

Вобщем, для колебаний предпосылки были. Летчики эскадрильи приходили ко мне на сберегал в свободные вечера. Мы обсуждали тактические наметки. От их я также узнавал о Самообладание и мастерство 11 глава делах в полку. Они сказали, что их допрашивали о вероятном нехорошем моем поведении в боях. Угроза все более нарастала. Но назревавшие действия резко приостановило вышестоящее командование.

Внезапно полк был включен в состав истребительной дивизии, прибывшей с фронта на переучивание и доукомплектование. Наша часть жд транспортом перебазировалась Самообладание и мастерство 11 глава под Махачкалу. Меня же решили бросить в запасном полку. Но его командир разрешил мне убыть со собственной частью.

Воспринимал полк командир дивизии, знавший наших летчиков еще по боям в Молдавии. Он поинтересовался:

– А где ваш командир эскадрильи Покрышкин? Почему его нет в строю?

– Он исключен из состава полка и находится под Самообладание и мастерство 11 глава следствием за нарушение аннотации истребительной авиации.

– Что-то неясно! Я знал его как реального летчика-истребителя. С этим вопросом нужно разобраться.

– Покрышкин приехал совместно с нами! – выкрикнул кто-то из стоящих в строю летчиков.

– Найдите и вызовите сюда! – отдал приказ командир дивизии. Я в это время был в Самообладание и мастерство 11 глава казарме. Вызов подействовал, как удар грома, «Все! На данный момент вышлют назад в запасной полк», – помыслил я, идя представляться командиру дивизии.

– Докладывайте, что натворили? – спросил он меня.

– Ничего криминального я не сделал. Обвинение предъявлено незаслуженно. А о причине – спросите у командира полка.

– Пойдем со мной в политотдел. Там разберемся, – предложил комиссар Самообладание и мастерство 11 глава дивизии.

Он тщательно выслушал меня, отдал приказ все выложить в пояснительной записке.

Вечерком состоялось партийное собрание полка. Находился комиссар дивизии. Коммунисты обсудили происшествия дела и оправдали меня, отметили, что прежнее решение об отстранении меня от должности было принято незаслуженно, как и исключение из членов партии.

Через некоторое количество дней Самообладание и мастерство 11 глава командующий воздушной армией генерал Н. Ф. Науменко лично поговорил со мной. Ознакомившись с обстоятельствами, в каких я оказался, он отдал приказ закончить всякие дела и провозгласил меня заместителем командира полка.

Когда возвратился в часть, меня вызвал Заев. Дружественным тоном заявил:

– Вы назначены ко мне заместителем. Приступайте к работе по Самообладание и мастерство 11 глава переучиванию летчиков полка.

– Заместителем у вас я быть не могу. Прошу назначить меня командиром эскадрильи, которой на данный момент командует Фигичев. А его возьмите к для себя замом. Он стал Героем Русского Союза. Достоин этой должности. Мне нужно больше летать и драться с фашистами. Это для меня на данный Самообладание и мастерство 11 глава момент главное, – твердо заявил я.

– Ну, как хочешь. Если так решил, то я попрошу поменять приказ. Давай забудем все наши проблемы. Будем жить по поговорке: «Кто старенькое помянет, тому глаз вон». Согласен?

– Несправедливость не забывается. Разрешите идти?

Сейчас я был еще больше уверен внутри себя. Принял Самообладание и мастерство 11 глава эскадрилью, с алчностью погрузился в обучение летчиков новейшей стратегии. Тактические занятия проводил по своим разработкам. Деяния летчиков в боевом вылете отрабатывали заблаговременно с применением моделей самолетов. Для меня это был жаркий плодотворный период. Окружали верные друзья – Фадеев, Федоров, Искрин. Я имел прямую возможность со своими единомышленниками на практике проводить многие задумки, отточить Самообладание и мастерство 11 глава и отшлифовать тактические приемы, смело поэкспериментировать, поначалу на земле, а потом и в воздухе.

Все помыслы были нацелены к одному – приготовить эскадрилью к будущим боям. Мы скупо наблюдали за сообщениями с фронта – и в печати, и в официальных документах. Обсуждали деяния истребителей, стратегию гитлеровских асов.

Когда вызнал, что наша Самообладание и мастерство 11 глава индустрия стала выпускать истребители с бортовыми радиостанциями, решил не ожидать особых указаний. Собрал летчиков, произнес, что начнем готовиться к этому сразу. Фронт не дает времени. Исследовал документы, стал проводить занятия. Огромное внимание уделял отработке радиообмена в полете. Все избыточное – засоряющие эфир дискуссии, инфы в приказаниях командиров групп – решительно Самообладание и мастерство 11 глава исключил. Добивался недлинного и точного радиообмена. Летчикам внушал, что каждое избыточное слово по радио отбирает ценное время от действий в бою и может привести к неоправданной смерти.

В учебных полетах огромное внимание уделял овладению пилотированием самолета в усложненных критериях. Используя нахождение в приморской горной местности, провозил юных летчиков на Самообладание и мастерство 11 глава учебно-тренировочном самолете Як-7 на отработку способностей летать в ущельях меж гор, осваивали бреющий полет над Каспийским морем, учил смело пилотировать самолет на малой высоте.

Тренировочные полеты с ранешнего утра до позднего вечера, неизменное общение с летно-техническим составом отвлекали от томных мемуаров, заглушали горечь обиды. Личные переживания в тот Самообладание и мастерство 11 глава тяжкий период блекли перед событиями, которые складывались на фронте. Противник упрямо рвался к нефтепромыслам Сурового и Баку, стремясь захватить их и лишить нашу армию и страну нефти. В этом гитлеровское командование лицезрело возможность победы. Но планы фашистов не оправдались.

Большой радостью для нас было сообщение о Самообладание и мастерство 11 глава срыве пришествия неприятеля на Суровый в конце октября, также о разгроме танковой группировки под Орджоникидзе сначала ноября. Мы слушали эту информацию, в особенности об удачных действиях авиации нашей воздушной армии, и завидовали тем, кто отличился в этих схватках, сокрушались о нашем затянувшемся пребывании в тылу.

Безмерное ликование у личного состава полка Самообладание и мастерство 11 глава вызвало сообщение об успешном окружении немецко-фашистских армий под Сталинградом. Быстрые наступательные деяния наших фронтов и успешное ликвидирование окруженных неприятельских войск у Волги еще посильнее крепили веру в неизбежный разгром неприятеля, в нашу победу. Летчики полка прилагали все силы к тому, чтоб ускоренно освоить Як-1, резвее убыть на Самообладание и мастерство 11 глава фронт и лично участвовать в боях с противником.

В эти деньки веселых событий на фронтах и еще не позабытых переживаний у меня произошла встреча с женщиной, пришла реальная любовь. Она перевернула мои взоры на воздействие семьи в становлении летчика и на его возможности в боях с противником. Не Самообладание и мастерство 11 глава скрою, ранее я считал, что во время войны у летчика не может быть так именуемой личной жизни.

Обоюдное рвение к встречам после полетов и боев у нас с Машей, фельдшером из санбата, становилось все посильнее. Серьезность наших отношений не мог не увидеть Вадим Фадеев. В один прекрасный момент у нас Самообладание и мастерство 11 глава с ним состоялся суровый разговор.

– Саша, ты что, решил сделать семью?

– Да, Вадим. У нас с Машей истинные чувства Друг к другу, и мы желаем быть вкупе, на всю жизнь.

– Когда же свадьба? Решайте! Я как ваш друг постараюсь посодействовать организовать ее.

– Не торопись. Необходимо время, чтоб проверить серьезность Самообладание и мастерство 11 глава наших эмоций, обоюдную верность.

– А ты не задумывался, что можешь погибнуть и бросить ее вдовой?

– Нет, Вадим! На данный момент я как никогда уверен в боевом опыте. Сбить меня не так просто!

Говоря об этом, веровал в себя. Более четырехсот боевых вылетов, около 12-ти засчитанных и несколько незасчитанных сбитых неприятельских Самообладание и мастерство 11 глава самолетов обучили вести войну. Естественно, война есть война. Можно и погибнуть…

Счастливых дней у нас с Марией оказалось незначительно. Их батальон срочно убыл на другой фронт, под Миллерово. Мы успели только проститься и условились ожидать друг дружку. Нас тоже не задержали под Махачкалой. Перебросили в запасной полк, базирующийся Самообладание и мастерство 11 глава западнее Баку. Мы должны были перевооружаться на южноамериканские истребители Р-39 «аэрокобра», получаемые по ленд-лизу через Иран.

После прибытия в 3-ий уже по счету запасной авиаполк, разместив эскадрилью в общежитие, я направился на аэродром поглядеть на новейшую вещественную часть. У стоянки самолетов увидел подполковника Дзусова.

– Что, пришел поглядеть Самообладание и мастерство 11 глава на южноамериканскую технику?

– Точно, товарищ командир полка! Нам приказано переучиваться на «аэрокобры».

– Означает, на замену нам. Мы уже окончили перевооружение и завтра улетаем на Кубань.

– Как «аэрокобры», стоящие истребители? – поинтересовался я у Дзусова.

– Самолет неплохой. По скорости не уступает «мессершмиттам» и имеет сильное вооружение. Вести войну на нем можно, – порадовал меня Ибрагим Самообладание и мастерство 11 глава Магометович. – Иди к моему самолету и познакомься с ним.

«Аэрокобра» мне приглянулась своими формами и, приемущественно, массивным вооружением. Сбивать неприятельские самолеты было чем – пушка калибра 37 мм, два многокалиберных скорострельных пулемета и четыре пулемета обычного калибра по тыще выстрелов за минуту каждый. Мое настроение не испортилось и после предупреждения летчиков Самообладание и мастерство 11 глава об небезопасной особенности самолета срываться в штопор из-за задней центровки. В этом недочете пришлось убедиться воочию на последующий денек.

Перед отлетом на фронт штурман полка делал непростой пилотаж на малой высоте. Самолет внезапно сорвался в штопор. Высоты для вывода не хватило, и «аэрокобра» врезалась в землю.

Смотря на Самообладание и мастерство 11 глава дымящуюся воронку, в какой догорали осколки самолета, я помыслил, что «аэрокобра» не прощает ошибок в пилотировании. Эта трагедия подтвердила мировоззрение американских летчиков. Они страшились «аэрокобры» и без охоты вели войны на ней.

Думая об этом, я решил конкретно изучить особенности истребителя и снять показавшиеся у меня и Самообладание и мастерство 11 глава у летчиков нашей части опаски. На этом самолете нам придется вести войну, а недоверие к боевой технике понижает активность. Может привести к неоправданным потерям.

За маленький срок летчики исследовали матчасть. Потом мы приступили к полетам. У меня, летавшего ранее на таких серьезных самолетах, как И-16 и МиГ-3, переучивание на Самообладание и мастерство 11 глава «аэрокобру» не вызвало особенных затруднений. Стремительно завладел пилотированием самолета на пределе его способностей. Скоро ощутил, что этот истребитель стал вроде бы частью моего тела и моего летного мышления. Летчикам эскадрильи прививал уверенность в пилотировании самолета, снимая с их назойливую боязнь, оставшуюся от катастрофы штурмана дзусовского полка. В тренировочных полетах Самообладание и мастерство 11 глава добивался у летчиков высочайшей координации движений рулями самолета. А это одна из гарантий от срыва в штопор.

Энергичный пилотаж, полеты в усложненных метеорологических критериях стали неотклонимыми в летной подготовке: учил тому, что нужно в боевых критериях. Жесткая, стальная последовательность, постепенное усложнение программ обеспечили переучивание без летных происшествий. Скоро мы были Самообладание и мастерство 11 глава стопроцентно подготовлены для ведения боевых действий. Летчики подразделения перегнали машины для полка из Ирана.

Начинался новый шаг в боевой деятельности полка. Летный состав был высоко подготовлен в морально-психологическом отношении. Бескрайний патриотизм, готовность к защите собственного социалистического Отечества сочетались с полным овладением боевым самолетом, умением на пределе использовать все Самообладание и мастерство 11 глава его пилотажные и огневые способности.

В эти деньки я нередко на уровне мыслей ворачивался к томным неделям начала Величавой Российскей войны. В 40 первом году мы не успели переучиться на МиГ-3. Осваивали его в процессе боев. За это заплатили кровью. Погибли в ожесточенных схватках многие боевые друзья. На данный Самообладание и мастерство 11 глава момент другое дело. Уверенность в овладении боевым самолетом пополнилась познанием совершенной стратегии истребителей. Пилоты обуяли приемами современного боя, разработанными на опыте прошедших боевых действий. Летный состав на физическом уровне отдохнул, окреп и был готов к сражениям в небе.

Я сожалел только о том, что не пришлось провести учебные бои с летчиками Самообладание и мастерство 11 глава на других типах истребителей. Это позволило бы фактически проверить боевые свойства собственного самолета и разработанные мной приемы ведения боя.

Но таковой случай скоро представился.

Намедни нашего перелета на фронт нам отдали приказ вылетать в Тбилиси – мне на собственном самолете, а летчику Сапожникову из примыкающего полка на «Спитфайре». На аэродроме Самообладание и мастерство 11 глава к нам подъехал автомобиль. Из него вышел большой мужик в кожаном реглане.

– Я директор авиазавода, – представился он. – Вас вызвали сюда для проведения показательных воздушных боев с новым истребителем, облегченным ЛаГГ-3. Мы считаем, что эти машины не ужаснее, а лучше многих зарубежных. Скоро подъедет командование авиации фронта Самообладание и мастерство 11 глава и Черноморских ВВС, и мы начнем полеты.

– А что непосредственно мы должны делать? – спросил я у директора.

– Вы будете вылетать в паре с «лаггами» и проводить учебный воздушный бой. О порядке вылетов вас проинструктирует начальник испытательной летной группы завода.

Директор уехал. Мы прилегли под крылом боевой машины, невольно прислушались к дискуссиям техников Самообладание и мастерство 11 глава. Они заправляли горючим наши самолеты.

– Сейчас летчики-испытатели покажут, как следует вести войну, – услышали мы.

– Саша, слышишь, что нам предсказывают техники? – нарушил молчание Сапожников.

– Слышу! Это уже касается лично нас. Жалко позорить «лагга», но придется показать, что такое воздушный бой и как следует драться.

В это время Самообладание и мастерство 11 глава приземлились два «лагга» – наши «противники». Проработали полетное задание и стали ожидать вылета. Условия боя были непростыми. Наши «противники» должны были идти у нас с Сапожниковым на пеленге ведомыми. Таким макаром, еще до начала боя на виражах они имели прибыльные позиции. Но хозяева так решили и спорить мы не стали. Выход Самообладание и мастерство 11 глава было надо находить в процессе боя.

Приехало управление. В первой паре взлетел я. Набрал установленную высоту и покачиванием крыльев отдал команду начинать бой на горизонтальных маневрах. Энергично ввел собственный самолет в вираж и, подпустив на неопасную дистанцию «лагг», сделал внезапно бочку со понижением. ЛаГГ-3 перескочил нужно мной. Я здесь же Самообладание и мастерство 11 глава пристроился ему в хвост и взял в прицел. Сколько «лагг» ни вертелся, я не выпустил его из прицела. Прошло пару минут. Итог был очевиден.

Поглядим, как будет вести себя противник на вертикалях. Бросил собственный самолет в крутое пикирование и, разогнав скорость, ушел на горку. В высочайшей Самообладание и мастерство 11 глава точке положил самолет на крыло. «Лагг» шел ниже в боевом развороте. Мне не стоило огромного труда зайти ему в хвост и вписать его в прицел, парируя все пробы «противника» уйти из-под удара.

Сапожников также выиграл бой на виражах. На вертикальных маневрах бой в его паре прошел на равных.

При Самообладание и мастерство 11 глава высокоскоростном просвете над аэродромом, после разгона на пикировании, ЛаГГ-3 неотрывно шел рядом со мной, а «Спитфайр», имеющий худшие пикирующие характеристики, существенно приотстал от нас.

Начальство уехало. За ним уехал и директор завода. Все прошло не так, как он замыслил. Директор даже не поблагодарил нас за труд. Подошел только Самообладание и мастерство 11 глава инженер завода. Он был очевидно расстроен.

– Ну, что, инженер, пригорюнился? И на неплохом самолете нужно уметь вести бой, – пробовал успокоить его. – Ваш «лагг» хороший самолет. Но вооружение на нем слабовато.

– Ничего!.. Мы на данный момент приступаем к производству нового самолета, Ла-5. Ставим мощнейший звездообразный мотор и две пушки. Он покажет себя в Самообладание и мастерство 11 глава боях.

– Дай бог! Будет нам на чем гонять «мессеров», Давайте его резвее в войска.

Мне позже не раз приходилось слышать отзывы и самому летать на ЛаГГ-3 и Ла-5. В боях они проявили себя хорошо. По многим качествам Ла-5 превосходил наилучшие гитлеровские машины. Но почти все значила подготовка летчика. Можно Самообладание и мастерство 11 глава проиграть схватку и на неплохой технике. Думаю, что показной бой не отдал способности выявить все свойства истребителя. За штурвалами посиживали летчики, имеющие далековато не схожие характеристики: испытатели и фронтовики, имеющие боевой опыт. Спектр их подготовки был далековато не схож. Но этот учебный бой подтвердил нашу готовность к грядущим Самообладание и мастерство 11 глава встречам с реальным противником.


samoobladanie-i-masterstvo-11-glava.html
samoobladanie-i-masterstvo-8-glava.html
samoobrazovanie-dlya-dizajnera.html